МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. i lxvi


LXV ←  → LXVII

Erras, meorum fur avare librorum,
fieri poetam posse qui putas tanti,
scriptura quanti constet et tomus vilis;
non sex paratur aut decem “sophos” nummis.
5Secreta quaere carmina et rudes curas,
quas novit unus scrinioque signatas
custodit ipse virginis pater chartae,
quae trita duro non inhorruit mento.
Mutare dominum non potest liber notus.
10Sed pumicata fronte si quis est nondum,
nec umbilicis cultus atque membrana –
mercare; tales habeo, nec sciet quisquam.
Aliena quisquis recitat et petit famam
non emere librum, sed silentium debet.

Петровский Ф. А.


Не думай, скряга жадный, вор моих книжек,
что стать поэтом так же дешево стоит,
как переписка жалкого тебе тома —
за шесть монет иль десять не купить «браво».
5Ищи стихов необработанных, тайных,
известных только одному, в ларе скрытых,
чью соблюдает девственность отец свитка,
под подбородком не истертого жестким.
Известной не сменить хозяина книге.
10Но если есть такая где обрез пемзой
не вылощен, где ни чехла нет, ни скалки —
купи; продам, и сделку сохраню в тайне.
Тот кто читать чужое хочет для славы
не книгу, а молчанье покупать должен.

Впервые: Петровский Ф. А., «Марциал. Эпиграммы», М., 1968, с. 42.


8. Под подбородком. Когда свиток, после чтения его, свертывали обратно на скалку, то ее придерживали обеими руками, а конец свитка зажимали подбородком.

Север Г. М.


Не прав совсем ты, книжек вор моих жадный,
когда поэта сделать столько же, сколько
клочок дрянной и список стоит считаешь;
за шесть монет, иль десять, «браво» не купишь.
5Ищи работ сырых, стихов неизвестных,
один про них чтоб знал в ларях за печатью
что дев-страниц под стажей держит родитель,
не тертых грубым в пух пока подбородком.
Сменить нельзя хозяев книгам известным.
10Но если есть еще что пемзой не терта,
чехлом и скалки что рожком не красива —
купи; таких найду, никто не узнает.
Чужое кто читает, славы желая, —
молчанье тот, не книги пусть покупает.

Плагиатору, декламирующему книги Марциала как свои. Ср. «Фидентинов» цикл (I XXIX; I XXXVIII; I LIII; I LXXII); ср. I LII; I LXIII.


1. Жадный. Avarus. Жадный похвал, славы, чести; тщеславный. Гораций, «Послания» II I, 179—180:

Sic leve, sic parvum est animum quod laudis avarum
subruit, aut reficit...
Так легковесно, ничтожно все то что тщеславного мужа
может свалить и поднять...

3. Клочок. Амбив. Tomus; τόμος: 1) клочок, кусок, обрывок; 2) фрагмент книги выбранный для переписки (не собственно том как цельная часть большей книги; в таком значении tomus стал использоваться позже).

3. Дрянной. Амбив. Vilis: 1) дрянной, недорогой (как дешевый клочок бумаги); 2) жалкий, малоценный (как фрагмент собственно книги, не представляющий вне ее интереса).

3. Список. Scriptura. Копия книги, т.е. труд переписчика.

4. Шесть монет, иль десять. 6—10 сестерциев ($ 23,28—38,8 в 2004 по стоимости металлического содержания монеты); эта цена за обычную (просто «текстовую») копию невелика, и, очевидно, согласуется с tomus в 3 как указанием на переписку либо фрагмента, либо небольшой книги или сборника.

4. Монет. Сестерциев (sestertius).

4. Браво. Грец. Sophos; σοφῶς (мудро, тонко, хитро). Аналог «Браво!» в совр. русск. Ср. I III, 7; I XLIX, 37; I LXXVI, 10.

5. Сырых. Rudis. Нередактированных, неподготовленных для издания. От значения rudis «необработанный, неотделанный, сырой», в котором это слово использовалось применительно не к абстрактным понятиям, а к конкретным вещам. Абстрагирование «вещественных» атрибутов — характерная часть метода Марциала. Здесь, в частности, подразумевается rudis nummus — сырая монета, которая, будучи только что отчеканенной, и не покинувшей пока мастерской чеканщиков, еще «грубая», неотполированная руками в процессе использования.

6. В ларях. Scrinium. Круглый ящик с крышкой для хранения бумаг, документов, книг и т.п. Свитки складывались вертикально.

6—7. В ларях... под стражей. Рукописи и книги хранились в специальных книжных ящиках (capsa для преим. рукописей, scrinium — для книг), которые запирались на замок и при необходимости опечатывались. Подразумевается обычай римских домов держать несовершеннолетних взаперти, чтобы не давать им лишнего повода попасть в неприятную историю.

6. За печатью. Тж., с насмешкой, о пристрастии римлян запечатывать «все что можно» — не только документы, которые требовали целости естественным образом, но тж. мебель, посуду, и т.д. Один из самых распространенных обычаев у римлян — носить кольцо с личной печатью, чтобы она всегда «была под рукой». Плиний XXXIII VI:

Есть такие кто надевает несколько колец на один только мизинец; другие же носят на нем только одно — кольцо с печатью которым запечатывают. Последнее оберегается как вещь редкая и которую негоже использовать не по делу, которую достают словно бы из сакрария — чтобы, имея на мизинце единственное [кольцо], можно было продемонстрировать более дорогое хранимое [дома]...

(Сакрария. Sacrarium; помещение для хранения священной утвари.)

7. Дев-страниц. «Девственных» страниц которых еще не переписывали, не копировали (и, соответственно, не воровали). Об этих страницах знает только автор, еще никому их не показывавший, как отец, еще не выпускавший дочерей на улицу без сопровождения. Гораций, «Послания» I XX, 1—2:

Ты на Вертумна, смотрю, и Януса, книжка, глазеешь.
Хочешь, видать, красоваться отделана Сосиев пемзой...

(На Вертумна... и Януса. На улице Аргилет, которая подходила к Форуму с северо-востока, находился храм Януса. В районе Викус Турариус, через который проходил Аргилет, находился храм Вертумна. Участок между этими храмами занимали книготорговцы; ср. I III, 1. Здесь находилась мастерская и лавка известнейших в свое время книготорговцев братьев Сосиев.)

8. Грубым. Хотя Марциал считал свои тексты «предназначенными для избранных», они были популярны также среди представителей низших классов, чем он гордился и что часто подчеркивал. Марциал II LXXXVI, 12:

Я не каждым ушам пусть сладок буду.

XI I, 7—8:

Разве ты не сочтешь себя счастливой,
если можешь попасть не к столь сановным?..

(Своей книге.)

XI III, 4:

Книгу мусолит мою центурион боевой...

8. Девы-страницы (см. 7): 1) девы еще не знавшие поцелуев мужчины; 2) страницы еще не получившие восторженных поцелуев читателей. Марциал I III, 7:

«Браво», ловя поцелуй, ты мощное только заслышишь...

8. Не тертых... подбородком. Обычная римская книга изготавливалась следующим образом: 1) отдельные папирусные листы (charta), на которых писался текст, соединялись в ленту; 2) к концу ленты крепилась скалка (обычно из кедра (cedrus) или самшита (buxus)), на которую лента наматывалась; 3) к началу ленты крепилась планка со шнурками, которые обматывались вокруг umbilicus («шишка» по торцам скалки, тж. cornu, «рожок»); шнурок на планке при необходимости мог запечатываться). Книгу читали разматывая ее со скалки в отдельный рулон, который после прочтения заматывали на скалку обратно. Подбородком отмотанную часть свитка придерживали либо читая с занятыми руками, либо сворачивая обратно на скалку, для удобства. Гораций, «Эподы» XIV, 7—8:

Inceptos olim, promissum carmen, iambos
ad umbilicum adducere...
Песни что начал давно, тебе обещал что однажды,
листки на скалку намотать!..

(На скалку намотать. Ad umbilicum adducere/perducere; выражение ставшее позже поговоркой со значением «доводить до конца».)

Марциал IV LXXXIX, 1—2:

Ohe, iam satis est, ohe, libelle, –
iam pervenimus usque ad umbilicos...
Ну, довольно тебе, довольно, книжка, —
докатились уж мы до са́мой скалки...

(Докатились до самой скалки. Достигли самого конца книги.)

X XCIII, 5—6:

Роза приятна тогда когда только что срезана ногтем;
свиток же новый нам мил коль не затерт бородой.

XI I, 1—2:

Ты куда, ты куда, лентяйка книга
в необычном сидонском одеянье?

(Сидонском одеянье. Крашеная пурпурной краской из г. Сидон (совр. г. Сайда в Ливане), одного из центров производства знаменитого финикийского пурпура. «Обычной», более распространенной пурпурной краской была тирийская (или тирская; из г. Тир, в 42 км к югу от г. Сидон).)

10—11. Зд. об атрибутах книги как дорогой; т.е. как минимум ставшей настолько популярной, что с нее делаются дорогие копии.

10. Пемзы. Pumex. Мелкопористый камень, которым обрабатывали пергамент в процессе подготовки книги.

10. Пемзы. Готовый свиток (см. 8) ровно обрезался с каждого торца (frons); затем, в зависимости от «статуса» издания: 1) лента папируса с обратной стороны текста натиралась кедровым маслом (для сохранности от червей и для благовония) и красилась (обычно пурпуром или шафраном); 2) заглавие (titulus) выписывалось киноварью (minium); 3) обрезанные торцы полировались пемзой (pumex) и красились черным (иногда золотились); 4) «шишки» и «рожки» на скалке изготовлялись из слоновой кости; 5) для свитка изготовлялся отдельный футляр из дерева, или чехол из кожи или тонкого пергамента (membrana), и красился красной краской (сок черники (Vaccinium myrtillus) смешанный с молоком); при необходимости опечатывался. Гораций, «Послания» I XX, 2—3:

Хочешь, видать, красоваться отделана Сосиев пемзой.
Не переносишь замки, печати, достойные скромным...

Марциал X XCIII, 3—4:

Новые наши стихи передай атестинке Сабине —
в пурпуре свежем они, и неизвестны еще...

(Атестинке. Из г. Атеста (совр. г. Эсте в регионе Венеция Италии).)

XIV LXXXIV:

Чтобы от пенул и тог не стали лохматыми книги,
этот еловый футляр будет их долго беречь.

(Пенул. Paenula; φαινόλης; пенула. Верхнее дорожное платье, теплый плащ с капюшоном. Тог. Toga; тога. Верхняя одежда мужчин-граждан; большой кусок белой шерстяной ткани, в который драпировались. Чтобы от пенул и тог. Когда их читают и в дороге, куда надевали пенулу, и на публичных декламациях, куда надевали тогу.)

Овидий, «Скорбные Элегии» I I, 1—12:

Так, без хозяина, в путь отправляешься, малый мой свиток,
в Град — куда мне, увы, доступа нет самому.
Не нарядившись иди, как сосланным быть подобает.
Бедный! Пусть жизни моей твой соответствует вид.
Красным тебя покрывать не надо вакцинии соком,
скорбным дням не под стать яркий багрянец ее.
Минием пусть не блестит твой титул, и кедром — страницы;
пусть и на черном челе белых не будет рожков.
Пусть подобный убор украшает счастливые книги;
должен ты помнить всегда о злополучье моем.
Пусть по обрезам тебя не гладит хрупкая пемза,
в люди косматым явись, с долго небритой щекой...

(Челе. Торце (frons).)

11. Чехлом. Membrana. Тонкий пергамент. Использовался в частности для изготовления чехлов для книг-свитков.

11. Чехлом и... рожком... красива. Дорогие футляры делались из дерева; «шишки» и «рожки» изготовлялись из кости, или рога, или слоновой кости (самые дорогие); «обычные» из кости и рога могли раскрашиваться; см. к 10.

12. Купи; таких найду. Mercare; tales habeo. Можно прочитать как «купи; такие имею» (mercare; tales habeo) и «купи такие; имею» (mercare tales; habeo). Знаки препинания вошли в употребление только после XIV в.

14. Молчанье... пусть покупает. Отдаст автору часть своего «гонорара», который заработал читая и продавая чужие книги; возьмет автора «в долю» за то чтобы тот молчал и только писал.

Фет А. А.


Ты заблуждаешься, вор моих книг ненасытный,
если считаешь, что сделаться можно поэтом
из-за цены переписки убогого тома;
славы нельзя сотворить за шесть или десять сестерций.
5Тайных ты песен ищи и непочатых творений,
ведомых лишь одному, которых, сокрывши в шкатулки,
сам охраняет отец всех девственных этих писаний,
коих и треньем еще борода не тревожила жестким.
Книги известной нельзя менять своего господина.
10Но если есть что еще где с лица не касалася пемза,
где ни красивых рожков не являлось на скалки, ни крышки,
то покупай — это есть у меня, и никто не узнает.
Кто чужое читать привык, добивался славы,
тот не книги уже покупать, а молчание должен.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891, ч. I, с. 69.


LXVI. Вору по поводу своей книги.


3. Tomus, том, внешняя отделка свитка; внешняя пурпурная или желтая оболочка из пергамента, в которой его свертывали (сл. X 93, 4; XI 1, 2), и надпись на красной узкой полоске папируса или пергамента.

8. Треньем еще борода. Салмазий следующим образом объясняет это место — при развертывании свитка придерживали неразвернутую его часть бородою, держа двумя руками уже развернутую, которую по мере чтения развертывали все более. Таким образом, при частом чтении книга становилась дряблой от трения бороды.

10. С лица, на двух концах свитка, которые были тщательно обрезываемы и подчищены пемзой.

11. Рожков, umbilicus или cornua; в конце книги на последнем конце папируса прикреплялась скалка для навертывания рукописи; на концы этой скалки насаживались золотые, из слоновой кости, или расписные шишки, рожки.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016