МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. ii i


 → II

Ter centena quidem poteras epigrammata ferre –
sed quis te ferret perlegeretque, liber?
At nunc succincti quae sint bona disce libelli.
Hoc primum est – brevior quod mihi charta perit;
5deinde – quod haec una peraget librarius hora,
nec tantum nugis serviet ille meis;
tertia res haec est, quod si cui forte legeris,
sis licet usque malus, non odiosus eris;
te conviva leget, mixto quincunce, sed ante
10incipiat positus quam tepuisse calix.
Esse tibi tanta cautus brevitate videris?
Ei mihi, quam multis sic quoque longus eris!

Краснов П.


Триста в себе эпиграмм содержать ты могла бы, о книга,
только тогда бы тебя вряд ли кто начал читать.
Вот в чем, заметь, состоят преимущества краткости книги —
первое, что на тебя меньше бумаги пойдет.
5Далее то, что лишь в час скопирует тебя переписчик,
и не устанет писать милые мне пустячки.
В третьих, тому кто случайно тебя перечесть пожелает,
хоть и была б ты плоха, будешь не очень скучна.
Гость, разбавляя водою вино, развернет, и скорее
10кончит тебя чем вино станет, как должно, тепло.
Разве не видишь теперь ты, что краткостью ты безопасна.
Горе мне! Скольким еще длинной покажешься ты.

Впервые: «Журнал Министерства народного просвещения», СПб., 1892, № 12, отд. 5, с. 125.

Петровский Ф. А.


Больше трехсот эпиграмм могла бы ты вынести, книга,
но кто бы вынес тебя, кто бы прочел до конца?
Вот и узнай каковы коротенькой выгоды книжки.
Первое — что на нее меньше бумаги идет;
5а во-вторых, что за час окончит ее переписчик,
да и не только на вздор употребит его мой;
в-третьих же, коль у тебя найдется где-то читатель,
пусть до конца ты плоха — не надоешь ты ему.
И за столом тебя раньше прочтут, разбавивши кубки,
10чем начнет остывать чаша с горячим вином.
Думаешь ты, что успех обеспечит тебе эта краткость?
Многим, увы, и такой будешь ты слишком длинна!

Впервые: Петровский Ф. А., «Марциал. Эпиграммы», М., 1968, с. 63—64.


[Предисловие]

Валерий Марциал приветствует своего Дециана.

«К чему нам,— говоришь ты,— твое послание? Разве тебе мало того, что мы читаем твои эпиграммы? Что ты еще собираешься сказать здесь такого чего не в состоянии сказать в стихах? Я понимаю почему предваряют посланиями трагедии и комедии, раз они не могут говорить сами за себя. Эпиграммам глашатай не нужен, и довольно им своего, то есть злого языка; на какую страницу ни взглянуть — вот и послание. Поэтому, будь добр, не доводи дело до смешного, и не вводи лица пляшущего в тоге. Подумай только приятно ли тебе идти с палкой на ретиария. Я на стороне тех кто решительно против». Ей-богу, Дециан, ты прав! А если б ты еще знал с каким длинным посланием тебе пришлось бы иметь дело! Итак, будь по-твоему. Все кому попадется эта книга будут обязаны тебе тем, что они не устанут еще не дойдя и до первой страницы.

Север Г. М.


Триста хотя эпиграмм могла бы ты вынести, книга, —
кто бы, однако, тебя вынес такую прочесть?
Значит, узнай какова подтянутой выгода книжки.
Первое — так на тебя меньше бумаги сгублю;
5дальше — всего лишь за час закончит тебя переписчик,
и не одним послужить сможет моим пустякам;
третье же — если тебе найдется случайно читатель,
будь ты хоть насквозь плоха — не надоешь никому;
унций пятерку смешав, тебя прочитает застольник
10прежде чем теплый начнет рядом бокал остывать.
Думаешь краткой такой ты будучи будешь в порядке?
Многим, увы мне, и так будешь ты, книга, длинна!

[Предисловие]

1. Валерий Марциал Дециану своему привет. 2. «К чему нам, говоришь, [твое] послание? 3. Тебе что, мало, что мы читаем [твои] эпиграммы? 4. Что еще ты собираешься сказать здесь [такого] что не можешь сказать стихами? 5. Понимаю почему получают послание трагедия или комедия, которым самим за себя не сказать; эпиграммы в глашатаях не нуждаются, и довольны своим — злым — языком; на какую страницу ни посмотри — сами по себе послание. 6. Поэтому, будь уж добр, не доводи дело до смешного, и не вводи маску пляшущего в тоге. 7. Короче, подумай понравится ли тебе выйти против ретиария с розгой. 8. [Лично] я на стороне тех кто сразу окажется против». 9. Честное слово, Дециан, ты говоришь правду. 10. Если б ты знал с каким — и со сколь длинным — посланием тебе бы пришлось иметь дело! 11. Итак, будь по-твоему. 12. Те кому попадется эта книга будут обязаны тебе тем, что не доберутся до первой страницы уже утомившись.

Л. Силий Дециан — римский государственный деятель, консул-суффект 94; философ-стоик. Сын поэта Силия Италика. Земляк и друг Марциала; родился в Испании, в г. Эмерита (город в Испании; совр. г. Мерида в автономном сообществе Эстремадура Испании). Тж. I XXIV, I XXXIX 8, I LXI 10, II V.

2. Послание. Epistula (письмо, послание). Здесь: предисловие адресованное читателю книги, или тому кому она адресуется/посвящается.

5. Злым. Амбив. Malus: 1) злобный, злой; 2) бранный, нецензурный; 3) ветреный, проказливый.

5, 12. Страницу... страницы. Pagina («страница»). Одна колонка текста на свитке книги; от 25 до 45 строк.

6. Не вводи маску пляшущего в тоге. «Серьезное» предисловие [в прозе] к книге эпиграмм, коротких остроумных «пляшущих» стихотворений, настолько же абсурдно, насколько «серьезная» роль — в легкой комедии (с танцами, пантомимой, и т.п.).

6. Маску. Persona. Театральная маска. Здесь метафорически — роль.

6. Тоге. Toga (то́га). Верхняя одежда мужчин-граждан. Большой кусок белой шерстяной ткани, в который драпировались.

7. [Выйти] против ретиария с розгой. Contra retiarium ferula (против ретиария розга). Очевидно, поговорка. Ferula (прут, розга, хлыст) — очень плохая защита от вооружения ретиария (кинжал, сеть, трезубец). Здесь значит: предисловие к книге эпиграмм, в котором ты, возможно, захочешь кое-что объяснить, кое в чем оправдаться, будет плохой защитой и от критиков, и от негативной реакции (если такая случится) — в т.ч. по поводу твоего послания-предисловия, которое не нужно.

7. Ретиария. Retiarium (ретиа́рий). Гладиатор, снаряжение которого должно было напоминать рыбака; вооружение состояло из сети, которой он должен был опутать противника, трезубца, и кинжала, доспехи ограничивались наручем и наплечником, который закрывал плечо и левую часть груди. Традиционно выставлялся против секутора (secutor) — гладиатора с мечом и щитом.

10. В т.ч. потому, что эта книга содержит много «непристойностей», за которые от меня, возможно, ожидали бы оправданий.

12. Доберутся до первой страницы. Предисловие помещалось на самой первой странице (pagina) книги, которая в общий счет страниц не входила; ср. Пред. к IX, об эпиграмме входящей в само предисловие: «Epigramma, quod extra ordinem paginarum est...» (Эпиграмму, находящуюся вне порядка страниц...); эта эпиграмма (так же, как в Пред. к I), в счет эпиграмм книги не включается.


3. Подтянутой. Succinctus ([туго] подпоясанный, с затянутым/подтянутым поясом). Книга должна избавиться от излишеств, «затянув пояс потуже» ради самого необходимого.

4. Бумаги. Charta; χάρτης. Лист папируса.

9. Унций. Uncia (у́нция). 1) Мера жидкостей и сыпучих тел (0,0455 л). 2) Мера веса (27,3—28,34 г). 3) 1 киат (cyathus), 1/12 секстария (sextarius); 0,0455 л.

9. Унций пятерку. Quincunx («пятиунцовая»). 5 киатов (cyathus), 5/12 секстария (sextarius); 0,228 л. Ср. triens («треть»), I CVI 8.

9—10. Успеет прочитать книгу не успев выпить и пяти унций, объема в общем небольшого, которого хватит «ненадолго».

10. Теплый начнет... бокал остывать. Бокал вина как vinum, вина готового к употреблению, т.е. чистого (merum) разбавленного в требуемой пропорции теплой водой. Ср. I XI 3—4, к I XI 4.

Фет А. А.


Триста бесспорно в себе эпиграмм снести ты могла бы;
кто же тебя-то бы снес и до конца прочитал?
А теперь ты узнай что хорошего в маленькой книжке.
Первое — что пропадет меньше бумаги моей;
5далее — что в один час ее переписчик окончит,
и не трудиться ему столько над вздором моим;
в-третьих — в том дело, коль кто читать тебя станет случайно,
будь хоть плоха до конца — не надоешь ты ему.
Гость тебя может прочесть, пять чарок смешавши, но прежде
10чем согреваться пред ним кубок стоящий начнет.
Иль огражденной себя ты краткостью этой считаешь?
Горе мне, скольким и так длинной покажешься ты!

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891, ч. I.


[Предисловие]

Марциал своему Дециану желает здравия.

«„Что мне?” — восклицаешь ты в послании; разве не довольно с тебя, что я читаю эпиграммы? Что же ты далее намерен сказать чего не можешь сказать стихами? Вижу почему трагедия и комедия берутся за послания, так как за себя говорить не могут; эпиграммы не нуждаются в глашатае и довольствуются своим языком; на какую страницу ни взгляни — они составляют послание. Поэтому не решайся, если тебе вздумается совершить смешное дело и одеть на пляшущего в тоге маску. Затем посмотри доставит ли тебе наслаждение выход с ферулой против ретиария. Я восседаю между теми которые немедля против этого восклицают». Клянусь Геркулесом, Дециан, ты говоришь правду. Что, если бы ты знал с каким и сколь долгим посланием тебе бы пришлось иметь дело? Итак, да будет то чего ты требуешь. Тебе будут одолжены те которые пожалуй набредут на эту книгу — что они не усталые доберутся до первой страницы.

I. Собственной книге.


Письмо. Под словом послание надо подразумевать предисловие, пролог. Ретиария, retiarius, борец вооруженный сеткой, старался накинуть ее на голову своего противника и заколоть его трезубцем. Противник его был или в шлеме, на котором изображалась рыба, вооруженный щитом и мечом, мирмиллон; или секутор, вооруженный шлемом, щитом и мечом или свинцовым кистенем на ремне.

9. Нет сомнения, что Марциал, выхваляя краткость второй книги, уверяет, что читатель может прочесть ее в то время как будет выпивать смешанных для него пять унцовых чарок. Берг в своем объяснении выводит противоположный смысл из видимых выражений. Говоря, что здесь снова идет речь о горячей смеси вина с водою (см. I 11, 4) — calda — он разумеет, что когда стенки бокала станут нагреваться от влитой в нее calda, то самый напиток, теряя теплоту, станет остывать.

Шатерников Н. А.


Сотни три эпиграмм заключать ты могла б, моя книга;
кто б только вынес тебя, кто б дочитал до конца?
Хочешь ты выгоды знать коротенькой маленькой книжки?
Первое — меньше листов тратит поэт на тебя;
5дальше — в единый лишь час закончит тебя переписчик,
и не моим пустякам только успеет служить;
третья же вещь — это то, что, если найдется читатель, —
пусть до конца ты плоха — не надоешь ты ему.
Пять киатов смешав, за столом прочтут тебя раньше
10чем тепловатым стакан станет с налитым вином.
Что ж! Сохранит ли тебе читателя краткость такая?
Горе мне! Даже такой будешь ты многим длинна.

Впервые: Шатерников Н. А., «Марциал. Избранные эпиграммы», М., 1937.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016