МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. i lxxi


LXX ←  → LXXII

Laevia sex cyathis, septem Iustina bibatur, 479
quinque Lycas, Lyde quattuor, Ida tribus. 480
Omnis ab infuso numeretur amica Falerno, 481
et quia nulla venit – tu mihi, Somne, veni. 482

Костров Н. А.


Выпьем пять кубков за здравие Нэвии, три — за здравие Иды,
Лики веселой — четыре, нежной Лидии — пять.
Столько мы раз свои кубки наполним блестящим фалерном,
сколько считается букв в звучных их именах.
5Эти подруги не идут, однако ж, на зов наш веселый.
Сон благодатный! Приди же хоть ты вместо их!

Впервые: «Иллюстрированная газета», СПб., 1865, 16 сент., с. 164.

Петровский Ф. А.


Семь за Юстину, за Левию шесть, четыре за Лиду,
пять за Ликаду, и три кубка за Иду я пью.
Всех поименно подруг перечту я, фалерн наливая;
но, если девки нейдут, ты приходи ко мне, Сон!

Впервые: Петровский Ф. А., «Марциал. Эпиграммы», М., 1968, с. 47.


1. Шесть — за Юстину... Количество кубков (точнее, киафов — черпачков, которыми наливали вино в кубки) определяется числом букв имени того за кого пили. Правильный счет киафов в этой эпиграмме определяется именами Iustina, Laevia, Lycas, Lyde, Ida.

Север Г. М.


Семь за Юстину, за Левию шесть, четыре за Лиду,
пять за Ликаду, и три кубка за Иду я пью.
Каждую вылив фалерн подружку я так сосчитаю;
раз уж никто не идет — Сон, приходи ко мне ты.

1—2. Количество киатов определяется числом букв имени человека за которого пили. Здесь счет киатов определяется именами Юстина (Iustina, 7), Левия (Laevia, 6), Лика (тж. Ликада; Lycas, 5), Лида (Lyde, 4), Ида (Ida, 3). Марциал VIII L, 21—26:

Кубков укажут число нам буквы Инстанция Руфа —
это ведь он мне вручил этот бесценнейший дар.
Коль Телетуса придет и утехой обещанной будет —
ради нее удержусь: «Руфа» я выпью тогда.
Коль ненадежна она — я «Инстанция» пью. Коль обманет —
буду, чтоб горе залить, оба я имени пить.

IX XCIII:

Мальчик, что медлишь ты лить бессмертную влагу фалерна?
Взяв постарее кувшин, дважды три кубка налей.
Ну, говори, Калакисс, — кто же этот, кого из богов я
чту, и шесть чаш приказал полнить? «Сам Цезарь, скажу».
По десяти заплетем мы роз в наши волосы, чтобы
тем указать кто воздвиг роду священному храм.
Ну, а теперь десять раз ты меня поцелуй, чтоб сложилось
имя — какое стяжал бог наш в одрисском краю.

(Имя — какое стяжал бог наш. Германский (Germanicus); содержит десять букв, Цезарь (Caesar) — шесть, Домициан (Domitianus) — десять. Бессмертную влагу фалерна. Пережившего многие годы. Роду священному. Флавиям, к которым принадлежал Домициан. Десять раз. Согласно десяти буквам, составляющим титул Germanicus или Sarmaticus. В одрисском краю. В Одрисском царстве; фракийском государстве на территории совр. Болгарии с 475 до н.э. по 46 н.э.)

XI XXXVI, 7—8:

Выпьем сегодня и три, и четыре, и шесть мы бокалов —
чтоб получился из них Юлий, и Прокул, и Гай.

(Юлий, и Прокул, и Гай. Г. Юлий Прокул, один из патронов Марциала, о нем I LXX.)

2. Кубка. Cyathus, cyatus; κύᾰθος. 1) Небольшой кубок для вина. 2) Ковшик, черпак; разливательная ложка, которой наливали вино из чаши (crater; κρᾱτήρ; сосуд в котором вино смешивали с водой) в большие кубки (poculum; сосуд из которого вино пили). Из киатов обычно пили в маленькой компании, не «за столом», или в одиночку; в то время как из покулов (poculum) — «за столом», на званых обедах (cena), в «торжественной обстановке».

3. Фалерн. Falernum (фале́рн). Вино из региона ager Falernus в Кампании, на г. Массик, между гг. Синуэсса (совр. Мондрагоне) и Теан Сидицинский (совр. Теано; сегодня итальянский регион Кампания). Одно из лучших вин Италии.

3. 1) Вспомню всех пятерых и выпью за всех. 2) Пересчитаю имя каждой по буквам киатами.

4. Сон. Ὕπνος; Ги́пнос. Божество греческого пантеона. Божество сна.

4. Сон, приходи ко мне ты. Референция к старинному греческому обычаю: когда хотели быстро и/или крепко заснуть, об этом последним кубком просили Гермеса (Меркурия), т.к. считалось, что сны людям приносит Гермес, от Гипноса (Ὕπνος; сон); ср. I CVI, 10. Овидий, «Метаморфозы» XI, 592—604 слд:

Близ Киммерийской земли, в отдаленье немалом, пещера
есть, углубленье в горе, — неподвижного Сна там покои.
Не достигает туда ни всходя, ни взойдя, ни спускаясь
Солнце от века лучом; облака и туманы в смешенье
там испаряет земля, там смутные сумерки вечно.
Песней своей никогда там птица дозорная с гребнем
не вызывает Зарю; тишину голоса не смущают
там ни собак, ни гусей, умом собак превзошедших.
Там ни скотина, ни зверь, ни под ветреным веяньем ветви
звука не могут издать, людских там не слышится споров.
Полный покой там царит. Лишь внизу из скалы вытекает
влаги летейской родник; спадает он с рокотом тихим,
и приглашают ко сну журчащие в камешках струи...

(Киммерийской земли. На севере, где царит вечная ночь. Киммерия историческая — Крым. Птица дозорная с гребнем. Петух. Влаги летейской. Дающей сон, забвение; по названию р. Лета — реки в подземном царстве, из которой усопшие пьют забвение прошлого.)

Фет А. А.


Шесть в честь Невии чар, и семь за Юстину я выпью,
Лиде — четыре, и пять — Лике, за Иду лишь три.
Всех подруг приберу я счетом, Фалерн наливая;
и как нейдет ни одна — Сон, ты ко мне приходи.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891, ч. I, с. 73.


LXXI. Ко сну.


1. Выпивание в честь имени состояло в том, что в бокал выливали столько черпальных чар (cyathi), сколько данное имя содержало букв.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016